Андрэ Моруа: Настоящее зло в старости – это не слабость тела